Картриджи к лазерным принтерам: восстановленные, совместимые, поддельные... Кто есть who?

laser printers



   
15.05.2003
Алексей Ерохин, Erokhin@HomePC.ru
Тестовая лаборатория Ferra

Редакция признательна Владимиру Черномашенцеву за консультации и надеется, что его музей подделок скоро пополнится новыми экспонатами.
Поговорим о различных способах экономии на покупке оригинально картриджа, а так же о рисках, возникающих при использовании восстановленных или поддельных картриджей, ничего по возможности не преувеличивая, но и не преуменьшая.


«У герцогини замечательный повар, он делает из конины куриные котлеты».
Е. Шварц. «Голый король»

Если б эта «Ферра» писалась в какой-нибудь скучной стране, где никогда не заправляли одноразовые зажигалки и не штопали суровыми нитками резиновые изделия, можно было бы сразу переходить к описанию методики тестирования лазерных принтеров и от нее плавно — к трактовке результатов. Но у нас все иначе. Перед тем как поговорить о нормальной для всего мира практике, нам придется рассмотреть особенности национального подхода к лазерной печати.

Ведь как положено в теории? Производитель делает прецизионно точную машину и много чего нам гарантирует. Например, что разрешение печати будет не меньше 600 dpi в нормальном режиме и не меньше 1200 в улучшенном. Что из картриджа не высыплется порошок, который, скорее всего, не полезен для здоровья — легко развеивается в воздухе и оседает в легких, а обычным пылесосом не ловится, слишком мелкий. И, наконец, нам обещают, что в картридже содержится столько тонера, что при пятипроцентном заполнении страницы его хватит на печать, допустим, 2500 листов.

Но это в теории, на практике так обстоит дело лишь до тех пор, пока не опустел первый картридж, приложенный к новому принтеру. А дальше начинаются чудеса местного разлива. Во-первых, у нас не принято покупать новый оригинальный картридж; вместо этого раскрывается газетка «Из лап в лапы» и оттуда выцарапываются объявления: «Перезаправка, покупка старых картриджей, продажа новых по ценам на 50 процентов ниже рыночных». Действительно, если есть возможность за 35 у.е. купить новый 70-долларовый картридж или заправить старый всего за двадцатку — и они будут работать! — только голландские или немецкие недоумки пойдут в магазин отдавать непонятно кому всю сумму. Впрочем, наши эмигранты третьей волны уже кое-чему их научили. В частности, тому, что даже 20 долларов — безумные деньги, которые кормят чужого дядю-заправщика. И не надо тратить это состояние, проще купить бутыль тонера, разобрать картридж на той же газетке, засыпать в емкость порошок и аккуратно собрать. Если останутся лишние детали — не страшно, зато заправка обойдется в 2–10 баксов в зависимости от модели картриджа. Красота!

Однако остатки здравого смысла иногда напоминают, что бесплатного или копеечного сыра не бывает. Каждый человек волен делать с приобретенным принтером все, что угодно, хоть измерять с его помощью высоту зданий1, но каждый должен четко осознавать, что, связываясь с левыми расходниками, идет на риск. Не буду никого пугать фразами «Никаких левых сношений!» или вслед за производителями восклицать «Покупайте только оригинальные картриджи!» — бестолковость первого очевидна, а бестолковость второго на территории бывшего СССР мы рассмотрим ниже. Но надо обязательно поговорить о самих рисках, ничего по возможности не преувеличивая, но и не преуменьшая. А выводы… это как бы не мое дело.


Лазерная печать — это просто

Задача лазерника — нанести на бумагу изображение полиграфического качества, причем картинка должна быть стойкой к механическим и климатическим воздействиям. Проще говоря, краска не должна расплываться от влаги или осыпаться, даже если отпечаток сделан на туалетной бумаге среднего качества. Во влаго- и прочей стойкости и есть главное преимущество лазерной печати перед струйной, а второе — меньшая стоимость, 1–2 цента при пятипроцентном заполнении листа формата А4 против 3–5 центов у струйных принтеров. Это теоретические сведения, для оригинальных картриджей. При использовании левых цена должна быть еще меньше, но… не будем отвлекаться преждевременно.

Сегодня лазерная технология выглядит примерно так:
 • Зарядка светочувствительного органического покрытия фотобарабана при помощи зарядного вала.
 • Экспонирование лучом лазера — лазер меняет в нужных местах положительный заряд фотобарабана на отрицательный.
 • Проявление. Магнитный вал-девелопер переносит тонер на фотобарабан, придавая тонеру положительный заряд. Там, где барабан заряжен отрицательно, — тонер прилипает, а там, где положительно, — не прилипает.
 • Перенос тонера. На бумаге образуется изображение, так как тонер переносится с фотобарабана на бумагу при помощи опять-таки положительно заряженного передаточного ролика.
 • Термическое закрепление. Бумага поступает в печку-термоэлемент (фьюзер), где происходит закрепление изображения.
 • Очистка. Фотобарабан продолжает вращаться. На нем остались частицы тонера, которые с помощью пластикового лезвия (ракеля) счищаются в бункер для отходов.
 • Барабан чист и готов к следующему циклу.

Все! В течение трех десятков лет сам принцип почти не изменился, а повторением я занялся с одной целью: чтобы понять, чем левые расходники отличаются от «правых», желательно хоть раз представить себе, как наносится «лазерное» изображение.

Итак, принцип почти не изменился, хотя оттачивался годами, и в частичное оправдание жадных до сверхприбылей производителей можно сказать, что немалая цена картриджей (пока мы говорим только о совмещенных картриджах, где в одном флаконе находятся тонер, девелопер, барабан и ракель) обусловлена относительно высокой себестоимостью их производства. А она относительно высока из-за упомянутых выше многочисленных гарантий — по ресурсу, безопасности и качеству. Надо сделать «коробочку» с идеально подогнанными деталями, с уникальным по химическим и физическим свойствам порошком, практически герметичную, чтобы мельчайший тонер не высыпался, причем герметичность картриджа дополняется специальными магнитными ловушками, препятствующими просачиванию тонера через швы пластмассового корпуса. Короче, много чего надо сделать, чтобы получить действительно качественный картридж. Конечно, производители — не ангелы без крыльев, занимающиеся благотворительностью. У меня нет точных цифр, но при массовом производстве себестоимость картриджа, скорее всего, сильно отличается от оптовых цен, а разница составляет изрядную долю от всех «лазерных» доходов. Больше того, чтобы отсечь любителей заправлять и перезаправлять, производители стремятся сделать картриджи «как можно более одноразовыми». А значит, для достижения необходимых свойств проводятся НИОКР, которые в конечном счете оплачивают пользователи, то есть мы с вами.

Но бог с ними, с производителями. Если для пользователя слово «качество» хоть что-то значит (например, в рекламном бизнесе при распечатке макетов), он никуда не денется, будет вынужден покупать только оригинальные расходники. Но если требования к качеству невысоки, можно подумать и об экономии.

Первую возможность снизить расходы нам предоставляют компании, выпускающие так называемые совместимые картриджи. Например, Canon выпускает такие для некоторых моделей принтеров Hewlett-Packard. Здесь потребительского риска практически нет — совместимые расходники мало чем уступают оригинальным, тем более что обычно их изготавливают фирмы, сами производящие лазерные принтеры. А причина их появления вполне объяснима: конкуренты пытаются урвать кусочек у своего более удачливого коллеги, занимающего большую часть рынка. И хотя основной производитель едва ли в восторге от подобной практики, но пользователю это не важно — главное, что совместимые не нанесут принтеру никакого вреда, даже не оставят явных следов своего применения. Так что, если, не дай бог, с принтером что-то случится, в гарантийном ремонте вам не откажут2. Естественно, если не принести в починку принтер со вставленным левым картриджем. Да и сами производители совместимых, если принтер пострадает по вине картриджа, чтобы оградить себя от неприятностей, скорее подарят пользователю новый принтер, чем будут качать права. Но такого еще не было — совместимые принтеров не портят.


Спускаемся ниже

Впрочем, на них много не сэкономишь — стоят совместимые всего на 10–15 процентов меньше оригинальных. Так что если не гнаться за гарантией производителя и качеством — бог с ним, от накладных и даже офисных документов без полутоновой графики многого не требуется, — можно обратить внимание на восстановленные картриджи.

Это не обязательно «подвальная» продукция — восстановлением тонер-картриджей занимаются порой очень известные компании, например Verbatim или EMTEC (фирма, уже полностью отделившаяся от BASF).

Вообще, операция восстановления — дело непростое. Сначала надо найти хорошее сырье — картриджи, которые отработали лишь раз. А на территории бывшего СССР их днем с огнем не сыскать, и, судя по газетным объявлениям, существует целый бизнес — поиск и покупка свежих пустых картриджей3.

Затем «пустышки» надо осторожно разобрать, возможно, заменить изношенные детали — шестеренки, ракель, крепеж. Восстановление барабана — особая операция; конечно, можно взять и старый барабан, предварительно отполировав его, но здесь восстановитель столкнется по крайней мере с двумя проблемами: во-первых, диаметр барабана при полировке уменьшится, после чего подгонка деталей в картридже станет неидеальной и вероятность просыпания тонера возрастет; во-вторых, светочувствительный слой теряет на открытом свету свои свойства (на заводе картриджи собираются в особых условиях, и если они будут нарушены, светочувствительность заметно «уйдет» от нормы). Наверное, все пользователи лазерных принтеров замечали, что отпечаток более насыщен сразу после установки нового картриджа, нежели когда он наполовину пуст. Частично это связано с тем, что тонера становится меньше, но также и с тем, что барабан теряет чувствительность. В продвинутых моделях для устранения этого эффекта вводят компенсацию — мощность лазерного луча автоматически повышается по мере выработки ресурса. В недорогих же моделях можно вручную подрегулировать насыщенность печати. В любом случае, если в восстановленном картридже стоит старый барабан, у пользователя появляется лишняя головная боль: либо пострадает качество печати — излишек тонера на барабане его точно не улучшит, либо пострадает сам принтер — просыпавшийся тонер начнет портить механику и печку.

Восстановителям, отвечающим за свою марку, недовольство пользователя не нужно, поэтому, как правило, они применяют в восстановленных картриджах совместимые барабаны. Кстати, это хороший ориентир — совместимые барабаны всегда отличаются от оригинальных по цвету. Раньше к картриджам Hewlett-Packard поставлялись барабаны ядовито-оранжевого цвета, сейчас, подражая НР, стали делать ядовито-зеленые; они меньше отличаются от оригинальных, но если приглядеться — не спутаешь (у оригинала цвет все же другой, близкий к грязно-голубому). Так что если в картридже стоит совместимый барабан, значит, перед вами тщательно восстановленный продукт, с новым барабаном. А если барабан лишь выглядит как новый (на нем нет царапин), но по цвету совпадает с оригинальным, значит, его просто отполировали, и у вас возникнут проблемы с герметичностью картриджа.

Впрочем, они могут появиться и по другой причине — из-за плохой подгонки деталей при сборке. Хотя если картриджи восстанавливают в заводских условиях, риск сводится к минимуму — такие фирмы, как Verbatim и EMTEC, как правило, веников не вяжут4.

И еще одна проблема, с которой наверняка встретятся пользователи восстановленных картриджей, — качество тонера. Вообще, эта проблема актуальна для всех неоригинальных продуктов. Даже когда за дело берется Canon, которая, допустим5, сама производит картриджи для Hewlett-Packard, поставлять их под своей маркой компания не сможет хотя бы из-за обязательств перед партнером. А другие компании тем более не смогут применять оригинальный тонер — у них просто нет доступа к соответствующим химикатам.

Мне могут возразить, что в любой подвальной фирме Москвы, занимающейся заправкой картриджей, стоят пластмассовые бутыли с наклейками «Тонер для принтера HP LaserJet ХХХХ». Ответить на это можно известной фразой Остапа Бендера про контрабандный товар и место его производства — Малую Арнаутскую улицу в городе Одессе. Есть и другие фирмы, где отдельно стоит тонер в гораздо больших бутылях, отдельно лежат наклейки, причем с любыми лейблами: «Made in USA», «Made in Germany», «Made in Japan» — выбирай на вкус и цвет.

Известно, что производством тонера занимается не так много химических концернов — BASF, Fuji, TDK, возможно, кто-то еще. Но ни один производитель не станет отгружать оригинальный тонер бочками и налево — химики тоже повязаны обязательствами, патентами и просто страхом потерять крупные заказы. Откуда же тогда берется совместимый тонер? Никто не запрещает тем же химическим комбинатам, производящим оригинальный тонер, или другим, «мелким химикам», разработать совместимый тонер, обладающий примерно такими же свойствами, что и оригинальный. Более того, эта работа начинается сразу после выхода новой модели лазерника с новым оригинальным типом картриджа и заканчивается примерно через полгода-год — столько времени требуется, чтобы найти формулу, не нарушающую обязательств, но дающую приемлемые результаты при печати. Причем занимаются этим несколько фирм, разрабатывающих совместимые расходные материалы. Кому-то удается сделать очень хороший тонер и, надо полагать, он стоит немало и идет в основном к производителям совместимых картриджей или к крупным восстановителям. Что касается «Малой Арнаутской», туда попадает тонер, «черт знает откуда взявшийся», а его соответствие конкретной модели принтера очень условно. Скорее всего, работа по подбору подходящего тонера ведется методом проб и ошибок.

Кроме западных восстановителей, есть и отечественные; их больше десятка, но проводить исследование рынка восстановленных картриджей — дело неблагодарное. Если даже у Verbatim случаются проколы, то фирмы попроще тем более не отвечают за свою продукцию, и нет никакой гарантии, что восстановленные картриджи обладают раз и навсегда заданными свойствами. Их производство не связывает себя стандартами и где-либо зафиксированными нормами. Так что, решившись на покупку восстановленного картриджа, пользователь идет на эксперимент с трудно предсказуемым результатом. Если на картридже стоит фирменное клеймо, еще есть слабая гарантия, что фирма отвечает за свой продукт, а когда клейма нет…


Грязная работа

Легко заметить, что по шкале качества мы спускаемся все ниже и ниже. И дальше, почти на самом дне, обитают плохо восстановленные картриджи. Это уже не заводская, а «подвальная» продукция, где восстановление производится вручную. По сути, даже не восстановление, а перезаправка.

Мы уже знаем, что надо сделать, чтобы картридж обрел вторую жизнь. Теперь представьте, что вместо завода, где картриджи разбирают, чистят, стараются выдержать хотя бы минимальные производственные нормы, в подвале сидит некий «дядя Вася», который легко берется за восстановление любого картриджа. У дяди Васи есть набор слесарных инструментов и, безусловно, золотые руки. Возможно, он даже умеет полировать барабаны, но надеяться, что золотые руки могут успешно конкурировать с высокотехнологичным производством, по меньшей мере, наивно. Здесь все потенциальные недостатки восстановленных картриджей доходят до верхнего предела. В результате получается кое-как печатающий уродец, а гарантии сводятся к расплывчатому «не боись».

С другой стороны, что вы хотите за такие деньги? Если оригинальный картридж стоит 70 у.е., совместимый — 60, хорошо восстановленный — 50, плохо восстановленный в заводских условиях — 40, то у «дяди Васи» вся работа — разборка, очистка буфера и засыпка тонера — обойдется вам всего в десятку-двадцатку. Результат соответствует цене: барабан с характерными царапинами и вмятинами, которые оставляют на бумаге следы. Тонер подобран методом грубого тыка и далек от оригинала, как декабристы от народа.

Причем к общим неприятностям (просыпание тонера, некачественная печать) добавится низкий ресурс картриджа. Например, если используется тонер с размером частиц, допустим, 20 микрон, то слой краски на бумаге будет по толщине соответствовать этим двадцати растекшимся по бумаге микронам. Если же засыпать порошок с частицами в три раза крупнее, то слой краски, как минимум, будет втрое толще, что приведет к быстрому расходу тонера. Реальная экономия «подсядет» — картридж за 20 долларов отработает в лучшем случае половину того срока, что обещает оригинальный картридж. Добавьте к этому отвратительное качество печати (об обещанных производителем 600 dpi можно забыть) и порчу принтера6. Плюс еще одна неприятность — слабая стойкость распечаток к механическим воздействиям. Печка не рассчитана на прогрев толстого слоя краски, поэтому на распечатках появляются не только характерные полосы, но и «символы», которые можно поддеть ногтем.

Судя по спросу, постсоветского человека это вполне устраивает. Хорошо! У нас более чем свободная страна, где каждый охотник точно знает, где сидит фазан. Чуть хуже приходится тем, кто рад бы приобретать качественные картриджи, но не может этого сделать по причине все той же излишней свободы. Как говорил светлой памяти Остап Ибрагимович: «Если в стране ходят денежные знаки…» Немного переиначим цитату: «Если в стране ходят восстановленные картриджи и многих пользователей устраивает их качество печати, должны быть люди, которым захочется упаковать эти картриджи в фирменные коробки. Такие, что не только простой покупатель, но и люди, не один год работающие на складе компьютерных фирм, не отличат их от настоящих».

Получилось длинновато, но верно, — здесь мы имеем дело не просто с грязной работой, а с тривиальной уголовщиной (статья «Мошенничество»), от которой благородных жуликов воротит. Одно дело, когда человек сознательно идет на риск, и совсем другое, когда ему впаривают 40-долларовую подделку за 70 у.е. под видом оригинала.

Разумеется, «фальшивомонетчики» работают на уровне хороших восстановителей — им совершенно ни к чему массовые возвраты, жалобы и т. п. Среди подделок попадаются даже картриджи с новыми барабанами, то есть хорошо восстановленные. Но факт мошенничества от этого не исчезает.

Спрашивается, неужели производители не могут защитить себя от подделок? Ну, допустим, обклеить картридж голограммами, снабдить такими знаками отличия, которые не подделаешь… К сожалению, не могут. Или не слишком хотят. Хоть Россия и стала перспективным рынком, но многие наши особенности производителям либо непонятны, либо им не по зубам бороться с нашими реалиями. Например, раньше поддельщики упаковывали «новые» картриджи в хорошо сохранившуюся оригинальную упаковку, специально собирали «сырье», порой даже за границей, где и картриджи свежие — не прошедшие, как у нас принято, до пяти циклов перезаправки, — и коробки. Но потом производители начали выпускать саморазрушающуюся при вскрытии тару. Поддельщиков это ненадолго остановило, но вскоре они вышли из положения, подключив полиграфические мощности, и теперь коробки с поддельными картриджами выглядят даже «более фирменно», чем оригинальные.

 

P9190444.jpg

 

Саморазрушающаяся упаковка с голографической защитой для мошенников — не препятствие.

Небольшие проколы, конечно, случаются, однако не настолько серьезные, чтобы насторожить потребителя. Например, в России редко можно встретить оригинальные картриджи Hewlett-Packard американского производства, но об этом мало кто знает, и на поддельных коробках может гордо красоваться «Made in USA». Вообще, из-за того, что оригинальные картриджи поступают из разных стран, трудно дать хоть какие-то зацепки для определения подделок — дизайн упаковки, приходящий из Франции, может сильно отличаться от того, что везут из Китая. И дело даже не в том, что оригинальные картриджи китайского производства хуже французских, ничего подобного, они делаются по единым нормам, с одинаково жестким соблюдением стандартов производства. Дело в другом: при изготовлении упаковки, как правило, привлекается местная полиграфия, отсюда и «разброд» во внешнем виде. И запутать он может не только наивного покупателя, но опытного кладовщика.

Хотя, по большому счету, кладовщику, вернее, фирме, продающей картриджи, невыгодно задумываться, чем она торгует — подделкой или оригиналом. А что? Ответственности никакой — ни перед государством, ни перед производителем. Например, приходит в торговую фирму человек и говорит: «Есть партия картриджей по цене на пять процентов ниже рыночной. Берете?» Продавец смотрит на подделку, не видит в ней ничего криминального и, разумеется, отвечает: «Беру!» Даже если будут возвраты, поставщик согласится их принять без всяких условий. В принципе, это может насторожить продавца — если фирменную продукцию так легко меняют, значит, здесь что-то не так. Но, повторюсь, продавцу невыгодно задавать подобные вопросы и терзаться сомнениями.

В первую очередь, такая модель торговли, разумеется, распространена в «савеловских» фирмах — там нет ни экспертов, которые могут распознать подделку, ни средств, чтобы этих экспертов нанять, ни, наконец, самого желания разбираться. Фирмы, являющиеся официальными дистрибьюторами, конечно, стараются не подмачивать репутацию, но и у них бывают проколы. Допустим, на складе образовался дефицит картриджей, прямая поставка задерживается. Тогда картриджи идут не по «белым» каналам, и вероятность «подцепить» подделку достаточно велика.


Капля бальзама

Один их консультантов «Ферры» — Владимир Черномашенцев, эксперт по расходным материалам, как оригинальным, так и левым, — уверен, что бороться со злом можно, но жесткими мерами. Например, устроить показательную порку какой-нибудь крупной фирме — попалась на продаже грязного товара, пусть тебя накажет производитель (вендор), отберет дилерский контракт и причитающиеся премии. И другим пригрозит, чтобы неповадно было. Но пока никто из производителей не идет не эти шаги, шансы щепетильных покупателей тают на глазах. И честных продавцов тоже — крупные еще держатся на плаву, а небольшие фирмы близки к разорению7. Как, спрашивается, торговать оригиналами, когда на соседнем прилавке лежит подделка на 5–10 процентов дешевле?

Впрочем, хватит обличительных речей. Едва ли одна статья что-либо изменит в раскладе, где крутятся ТАКИЕ ДЕНЬГИ, что копни поглубже, так тебя самого придется откапывать, причем по частям. Вместо пустого сотрясания воздуха можно дать несколько практических советов.

Специально для завсегдатаев Савеловского рынка. На нем работает фирма «Роско», которая принципиально не торгует подделками. Если вы решили купить оригинальный картридж, посмотрите, сколько он стоит у «Роско», а потом подумайте — стоит ли покупать такой же чуть дешевле, если вероятность напороться на подделку очень велика — порядка 90 процентов?

Еще один совет, который, возможно, будет долго работать. Многие оригинальные картриджи имеют литой пластмассовый корпус, и чека, за которую надо дернуть, чтобы вытащить блокирующую ленту, тоже является его частью. Если же она приклеена к корпусу (что всегда видно, даже невооруженным глазом) — это стопроцентный признак подделки. Пока «мастера» не научились делать литую чеку8.

 

P9190440.jpg

 

Приклеенная к литому корпусу чека.

К сожалению, дать детальные признаки подделок по всем видам картриджей невозможно. А то, что вероятность встретить левый товар в крупных, солидных фирмах меньше, чем на Савеловском рынке, — слабое утешение. Такое же слабое, как то, что неприятности с подделками в первую очередь грозят фирмам, занимающим большую часть «лазерного» рынка в России, — это Hewlett-Packard (55%) и Canon (17%). Компанию Samsung, за короткий срок захватившую аж 20 процентов рынка, бог пока бережет. Но только потому, что все произошло быстро, и поддельщики просто не успели среагировать. Однако нет сомнений, что они не преминут этим заняться. Ведь даже менее крупные игроки «лазерного» бизнеса порой страдают от продажи подделок. Например, известен случай, когда совместимый тонер для принтеров Oki упаковывали в оригинальные картриджи и продавали в красивых, специально напечатанных коробках.

Сегодня можно дать только общий совет: если ваш принтер произведен «группой риска», покупайте совместимые картриджи. Пока их никто не подделывает, и, возможно, если потребители станут предпочитать совместимые расходники оригинальным, это чуть изменит пассивную позицию вендоров. Возможно…

Есть красочный пример из жизни насекомых: некоторые мухи маскируются под пчел, и птицы их не клюют, боятся укуса; но если фальшивых пчел становится слишком много, птицы перестают бояться. Точно так же при большом спросе на совместимые у поддельщиков появится резон расширить поле деятельности. И тогда неприятности будут у тех фирм, которые сегодня живут спокойно.

Вот такие грустные дела. А обещанный бальзам у меня все же есть, утешиться можно просто — не в скучной стране мы живем, господа-товарищи. Не то что всякие немцы с голландцами.

 

Бесполезные советы
Владимир Черномашенцев, cet@cet.ru

 


Для розничного покупателя

Не рекомендую покупать недорогие картриджи для распространенных моделей принтеров на Митинском, Савеловском и прочих рынках. Если же вы постоянный посетитель этих «супервыгодных» мест, все же ориентируйтесь на цены тех торговых точек, которые работают от имени известных вам официальных дилеров фирм-производителей. Но все равно удостоверьтесь, что это действительно официальный филиал торговой компании: позвоните в головной офис, не постесняйтесь спросить, особенно если не найдете на рыночной торговой точке сертификатов, свидетельств, вывешенных на видном месте, или большой стационарной вывески.

Будьте начеку — вы должны понимать, что торговая точка на рынке, даже если она функционирует от имени любой уважаемой компании, подвергается значительно меньшему контролю со стороны головного офиса. Сотрудники магазинчика имеют большую свободу действий и могут тайно от руководства (которое далеко) заниматься личным бизнесом, «подмешивая» неофициальный товар.

Если вы воспылали желанием купить непременно самый дешевый оригинальный картридж на рынке, то уж лучше переориентируйтесь на совместимые картриджи. Иначе можете заранее морально готовиться к разочарованию.

Не рекомендую недорого покупать картриджи для распространенных моделей принтеров в маленьких фирмах, работающих в непрезентабельных офисах и легко побеждающих ценами более серьезных конкурентов. Может быть, они и честные, но тяжелая борьба с конкурентами вынуждает иногда закрывать глаза на вполне понятные нестыковки в ценах.

Увы, конкуренция вынуждает официальных и честных продавцов торговать с минимальной наценкой, огромной прибыли на товаре давно нет. Если вам легко дают на один-два картриджа отличную цену, да еще с бесплатной доставкой, потрудитесь проверить на сайте фирмы-производителя, является ли этот продавец официальным партнером. Гарантии полной не будет, но от прямого обмана себя убережете.


Для оптового покупателя

Проводя поиск поставщика, обрабатывая результаты тендера — не смотрите только на цены. Напроситесь в гости, посмотрите в глаза, на дилерские сертификаты, на возраст компании-продавца. На товар, в конце концов!

Не поленитесь позвонить в московское представительство фирмы-производителя, добейтесь, чтобы вас соединили с компетентным в области расходных материалов сотрудником, и спросите — что известно об этом продавце? Если имя этой фирмы не вспомнят — не тешьте себя иллюзиями.

Сейчас самые лучшие условия могут быть, как правило, только у официальных партнеров фирм-производителей. Чем ближе к производителю, чем лучше отношения, чем прочнее связи, тем более выгодные цены может иметь продавец от производителя.


Почему советы бесполезные?

Бесполезно приводить особые приметы подделок. Даже если я раскрою свои секреты, через несколько недель появятся картриджи с «устраненными недоделками», мошенники с этим легко справятся. Я мог за прошедшие годы наблюдать количественный и качественный скачок в производстве подделок. Имитировали упаковку, защитные голограммы, защитные термонаклейки, детали картриджа…

С другой стороны, сегодня подделки уже не являются сверхприбыльным бизнесом, как раньше. При благоприятном стечении обстоятельств и при определенном нажиме со стороны иностранных фирм-производителей мошенники могут превратиться в честных производителей качественных совместимых картриджей. Уж в деле восстановления отходов они вполне компетентны!


1. Принтер сбрасывается с крыши, засекается время от момента пуска до момента приземления. Высота рассчитывается по формуле: h= gt2/2, где g — ускорение свободного падения. Сопротивлением воздуха можно пренебречь.

2. По мнению Александра Жажкова (Hewlett-Packard), в гарантийном ремонте откажут. Гарантия прекращается, если поломка произошла по вине неоригинального картриджа. Если же, отправляясь в сервисный центр, вставить другой — оригинальный, обман быстро раскроется, и инженеры центра попросят принести картридж, который находился в принтере в момент поломки. В этом случае придется искать оригинальный картридж с абсолютно идентичным дефектом, который вызвал поломку.

3. Вполне возможно, картриджи-пустышки выгоднее всего искать в странах дальнего зарубежья — любой немец отдаст за пару евро.

4. Правда, был зафиксирован случай, когда от Verbatim, которая обычно поставляет качественные восстановленные картриджи, в Россию пришла партия с б/у барабанами.

5. Есть масса соответствующих слухов, но официально их никто не опровергает и не подтверждает.

6. Как может пострадать принтер — это отдельная большая тема. Но понятно, что если в печку и механику попадает много лишней «пыли», которая легко спекается в крупные образования, ресурс принтера обязательно уменьшится. От положенных пяти лет — наполовину, втрое, вчетверо, как повезет.

7. Когда статья уже был закончена, пришла информация, что фирма Владимира Черномашенцева — K.Э.Т. — после десяти лет успешной работы прекращает самостоятельное существование и сливается с компанией UCM (Universal Computer Market), которая входит в группу компаний NAK Microware.

8. За время подготовки статьи появились картриджи с чекой, которая составляет единое целое с корпусом! В музее Владимира Черномашенцева уже есть образцы подделок, где мошенники поменяли деталь картриджа, изготовив аналогичную из похожего пластика. Так что совет уже частично устарел.


Поделитесь с друзьями этой страницей: