Stylus Photo 1290: высшая проба формата A3+ в новой линейке струйных фотопринтеров Epson

inkjet printers




Некоторые эволюционные улучшения плюс одно революционное — свободная печать без полей на любом носителе.
 

Ийон Тихий, один из сквозных героев Станислава Лема, в повести «Футурологический конгресс» был как-то опоен из водопровода препаратом под названием не то умилин, не то эйфоризол, не то альтруизан, после чего вдруг патологически полюбил весь мир, — начиная со злейших врагов и кончая клопами и вшами. Почувствовав неладное, — все-таки закаленный космический путешественник, — он начал по возможности больнее избивать себя, чтобы избавиться от опасного состояния гиперблагодушия. Берясь за обзор нового принтера от «Эпсона» — Stylus Photo 1290, — я предпринимаю приблизительно те же меры предосторожности, поскольку, согласитесь, — ну неприлично же главному редактору экспертного журнала впадать при описании той или иной железки в состояние эйфории! А новый принтер фактически ввел меня именно в это опасное состояние.

Epson Stylus Photo 1290

Я ожесточенно колочу себя по чему достаю, — и в результате вы получаете максимально сухой отчет.

Итак, это — даже если судить по номеру модели (прежний бывший у меня принтер назывался Stylus Photo 1270) — не столько новая модель, сколько модификация предыдущей. Не рассказывая о предыдущем (он описан в «КТ» #344), отмечаю новинки и сразу же — замеченный мною эффект от них (а возможностей позамечать эффекты у меня было достаточно: для начала, пока не вернул прежний принтер фирме-владелице, я отпечатал восемь специально подобранных собственноручных фотографий сперва на одном, потом на другом; естественно, никаких установок печати и параметров картинок не менял и даже более того, — переставил со старого принтера на новый чернильницы [ибо они вполне совместимы]; после, по просьбе московского отделения Seiko Epson Corporation я отпечатал еще сорок своих снимков в формате A3+, причем на разной бумаге, из которой самое сильное впечатление произвела на меня [и не только на меня] прежде не пробованная «акварельная сияющей белизны» [Watercolor Paper — Radiant White], — и на презентации новой линейки [кроме описываемого A3+ Stylus Photo 1290, фирма представляла еще два A4-принтера: Stylus Photo 890 и Stylus Photo 790; 890-й, кроме формата бумаги, от старшенького не отличается вроде бы ничем; 790-й не печатает на ленте, он шумнее, что-то еще в минус, — но основной движок тот же; впрочем, это со слов представителей «Эпсон», сам не проверял и не пробовал] — эти сорок снимков висели по залу, наглядно демонстрируя).

Новинка первая (или две сразу, ибо разделить эффект от той или другой мне показалось невозможным): уменьшение минимального объема (напомню, что пьезоструйная технология позволяет его варьировать) капли до 4 пиколитров и увеличение вертикального разрешения (горизонтальное остается прежним, 720 dpi, вот, кажется, уже на шестой линейке моделей) до 2880 dpi. И то и другое, на первый взгляд, находится уже за пределами нормального человеческого восприятия: и впрямь, на четырех из восьми отпечатанных и показанных таким профессионалам, как Егор Петушков, обрабатывающий у нас в «Компьютерре» все изображения, и Виктор Жижин — изготавливающий все обложки, — разницы не заметилось. Зато на оставшихся четырех она была:

  • новая модель четче прорисовывает тончайшие, волосяные линии отдаленного шпиля церкви или мелких веточек; впрочем, увидеть это можно, только специально исследуя, так что давайте считать это преимущество если и существенным, то лишь для чрезвычайно узкого круга экспертов, из тех, кто предпочитает слушать музыку исключительно с погруженных в жидкость виниловых дисков и при помощи ламповых усилителей;

  • новая модель не то чтобы увеличивает динамический диапазон в тенях, — это произошло при переходе с линейки 750-х на линейку 870-х, и Хрупалов в свое время описал это в «Компьюферре», — а оставляет его неподвижным, не сдвигая вниз. Поясню: если на 750-м теневая область могла просто провалиться в равномерную черноту, 870-й на том же месте давал детали. Но, как выяснилось при сравнении с 890-м, для этого 870-й специально вытягивал, поднимал, осветлял теневую область. То есть — ради проработки деталей в тенях насильственно сужал динамический диапазон. 890-й же оставляет тень в тени, но прорабатывает детали не хуже, чем 870-й при искусственном осветлении. И это, на мой взгляд, уже не пустячок;

  • новая модель — при прочих равных условиях — заметно точнее передает цвет: там, где 870-й явно добавлял пурпур или нажимал на наиболее яркие пятна олеографическим акцентом, — 890-й сдержанно точен, как квалифицированный художник-копиист.

Новинка вторая: печать без полей. Когда мне о ней рассказали в «Эпсоне», я только плечами пожал: еще 770-й-1270-й умел печатать на рулоне, которые существуют и узенькие, десятисантиметровые, и A4, и A3+. Делов-то: отпечатать без полей и обрезать. «Как же! — сказали мне. — А если это фотограф-профессионал, выполняющий серию заказов, — не замучится ли он резать?!» Paper rollЯ смолчал, но, наверное, моя саркастическая улыбка продемонстрировала, до какой мне лампочки проблемы фотографов-профессионалов, выполняющих серии заказов. Однако… однако, когда сам начал пробовать (да еще — вы помните — мне надо было отпечатать без полей за два дня ни много ни мало — сорок фотографий), я понял на собственной шкуре, что, когда не надо обрезать — это все-таки добавочное удобство. Заметное. Тот же золингеновский резак, стоящий у меня (на больший просто нет дома места), лист A3 в себя не принимает. Так что — спасибо. То есть тут важна цена вопроса: если бы за печать без полей (но с оставленной возможностью печатать без полей на рулоне) с меня запросили лишние 50 баксов, — я бы, пожалуй, отказался; за лишние 20 — пожалуй, согласился бы; но «Эпсон» предлагает эту (как, впрочем, и все остальные) добавочную фичу даром: цены на новые принтеры, по заверениям компании, остаются теми же, что были на предыдущие. Вообще говоря, в некоторых случаях — особенно на A3+ — печать без полей не просто добавляет снимку несколько процентов площади, а производит новый, специальный эстетический эффект. Вроде бы утверждение спорное, однако наш глаз уже успел привыкнуть к некоторым стандартным форматам, — и, возможно, поэтому лист A3+, сделанный без полей, дает новое ощущение, иное, чем он же, по сантиметру со всех сторон обрезанный. К тому же, когда не было возможности печатать без полей, я ни разу снимков не обрезал, а оставлял поля: казалось — по соображениям эстетическим, выяснилось — из присущей человеку лени.

Новинка третья (думаю, напрямую технологически сопряженная со второй): изменена протяжка. Теперь лист (рулон) бумаги идет не по сплошному валику, а по неким опорам (между которыми расположены специальные, заполненные поролоном ванночки, куда стекают заграничные [в смысле — за границами листа] чернила). И это избавляет вас от измазанных с тыльной стороны картинок, какие получались, если вдруг заминка с бумагой, а головка продолжает поливать чернилами поверхность валика: от такой пачкотни и через 50 листов порой избавиться не удавалось.Transport Сюда же — ставшая много комфортнее работа с рулонами: прежде у вас был длинный, на весь принтер, валик, которому, когда работаешь не с рулоном, приходилось искать место; теперь — это две боковины, насаживаемые на рулон с обоих торцов и, снятые с рулона, практически не занимающие места. Для выпрямления бумаги перед заправкой рулона придается специальная выпрямлялка, а одна из все тех же четырех кнопок на лицевой панели принтера теперь управляет как раз заправкой-выправкой рулона (на прежней модели похожая функция тоже была, но куда более невнятная). Короче: и на предыдущей модели принтера можно было делать всё (кроме печати на листах без полей), что и на этой, — но теперь это стало надежнее и удобнее.

Новинка четвертая: программа Epson PhotoQuicker 2.0, эдакий менеджер печати с массой дополнительных возможностей: распечатка разного рода индексов картинок, расположение изображений на том или ином листе и пр. (кстати, работает не только с эпсоновскими принтерами, но и с любым, установленным в системе). Некоторые вещи можно проделывать только с его помощью: напечатать лист без полей из Photoshop’а мне, например, не удалось; некоторые — с его помощью проделывать много удобнее. Разумеется, он из разряда «программ для дураков», то есть далеко не на все параметры печати можно из него повлиять (к примеру, когда я печатал эти сорок листов для презентации, выставить разрешение 2880 dpi мне так и не удалось; впрочем, на выставочном уровне они, кажется, и не нужны, но суть в невозможности принципиальной), — и когда в «Эпсоне» меня попросили напечатать снимки для презентации непременно с помощью PhotoQuicker и непременно — никаких полей! — я даже несколько взбрыкнул: как, мол, так: мне, Большому и Высокому Художнику, предлагают отказаться от Изысканной Авторской Печати в пользу попсово-потребительской?! Меня успокоили, предложив сделать по два варианта, — и я ни разу этим предложением не воспользовался, — так удовлетворен оказался результатами печати автоматической. Поясню подробнее: что я терял и что приобретал, печатая из PhotoQuicker’а. A3+ без полей — это, разумеется, круто, но… но для этого надо, чтобы снимок по пропорциям в точности соответствовал формату A3+. А это случается совсем не с каждой фотографией. И тогда PhotoQuicker обрезает снимки сам! И, тем не менее, за исключением одного-единственного снимка, обрезка происходила так убедительно, что менять ее вовсе не захотелось. А в том единственном случае я загрузил картинку в Photoshop и там привел ее в нужный мне вид (потери от обрезки все равно остались, и если б не концептуальный характер этой импровизированной выставки, — я непременно прибегнул бы к помощи резака, — но это, повторю, один снимок из сорока!). Далее: как я уже написал, — невозможность выставить 2880 dpi. Последнее: отпускание цвета и общего тона на милость PhotoQuicker’а. Тут тоже, если надо, можно предварительно поработать в Photoshop’е, — но оказалось, что не только не надо, но и опасно! Иной раз, чтоб добиться должного цвета, мне приходилось сидеть в Photoshop’е часами, изводить флаконы чернил и пачки бумаги и все равно оставаться неудовлетворенным (я, правда, отдаю отчет в своей невысокой квалификации). Из сорока же отпечатанных к выставке снимков мне только у одного захотелось добавить желтого (но это оригинал был таким) и только один — затемнить. Остальные показались идеальными, и, думаю, если б занимался Изысканной Авторской Печатью, убил бы денег и сил в разы больше, а результаты все равно оказались бы — в лучшем случае — не сильно худшими. Как-то, года три назад, я уже восхищался интеллектуально-художественностью драйвера для эпсоновского же слайд-сканера, — и вот: снова!
Предлагаю вашему вниманию два скриншота: окно выбора фотографий для печати и окно выбора макета.

Два замечания напоследок. Во-первых — несколько видов новой бумаги (ее впервые, сколько помнится, «Эпсон» представлял на презентации 2000-го, печатающего синтетическими смоляными чернилами, и то ли так казалось, то ли — разработали специальные модификации — она только для таких чернил и предназначалась): та самая, упомянутая выше, «акварельная сияющей белизны», полуглянцевая, матовая, тисненая, еще какая-то отдельная, которая так до меня пока и не доехала, — результаты изумляют, и даже профессионалы, поглаживая пальцем рытую поверхность акварельной, готовы верить своим глазам, а не знанию, что это сделано не кистью или мелком пастели, — а на принтере.

ControlsИ второе: много весьма эффектных фотографий снято у меня 2500-м «Олимпусом» — с разрешением в 2,5 мегапиксела. Поскольку мне показалось, что для A3+ такого разрешения маловато (в общем, надо было попробовать, — вдруг да и ничего), — отбирал я для выставки снимки, либо сделанные давно на фотоаппарате пленочном, либо — недавно, на D1 (около 3 мегапикселов), либо на D30 (три с небольшим мегапиксела), либо на E10 (около 4 мегапикселов). И вот: хотя пленочные файлы были заметно больше размером этих последних цифровых, картинки с них оказались куда хуже: размытее, менее четкие etc. В ответ на постинги фоторетроградов по поводу лучшего разрешения с пленки я теперь совершенно определенно могу заявить: последние цифровые камеры более чем заточены на печать в формате A3+, узкая же, 35-миллиметровая пленка такого формата уже не держит. Правда, один из коллег-фотографов, бывших на презентации, уверял меня, что, если правильно подобрать и проявить пленку и правильно отсканировать ее на правильном же сканере, а потом правильно обработать, — снимки с 35-миллиметровой пленки можно удачно напечатать и в большем формате, — я не хочу ставить слова коллеги под сомнение, но количество необходимых правильностей меня, честно говоря, пугает.

Ну и под конец: недостатки. Должны же быть у новых принтеров и недостатки?! М-да… Ах, вот, есть один! Когда я подряд печатал десятки листов A3+ без полей, последние время от времени начали на прощальном обрезе пачкаться чернилами: не слишком, полоски не шире двух-трех миллиметров и не длиннее пяти сантиметров, — однако, согласитесь, не очень приятно. Я полагаю, что поролоновые поглотители переполнялись и бумага задевала за их взбухшую, краской напитанную поверхность. Вывод: если вы готовите большую выставку, пользуйтесь двумя принтерами последовательно, чтобы подушечки успевали просыхать, или начинайте печать заранее, чтобы в день готовить не больше десятка-другого листов.

И еще — на разрешении 2880 dpi принтер печатает ме-е-дленно. Но вольно ж вам выбирать такое разрешение, а если позарез — и потерпеть можно. Лист A3+ — около получаса.

Прочитав про каплю чернил объемом в 4 пиколитра, я задался вопросом: сколько таких капель надо, чтобы наполнить обычный двухсотграммовый стакан? Достал справочник «Альфа и Омега», выяснил, что приставка «пико» означает 10–12, и произвел несложную математическую операцию, поделив 0,2 литра на 4–12. Получилось, что, чтоб наполнить стакан эпсоновским капельками, их понадобится 800000000000 — 800 миллиардов, или без малого — триллион. Прикиньте-ка, а…

Публикуется по материалам еженедельника «Компьютерра» #393.



Поделитесь с друзьями этой страницей: